ИУДЕЙСКИЕ ДРЕВНОСТИ ДНЕПРА КЛАДБИЩА

14 апреля, 2016
В 1887 г. Х. Вербов указал, что при праздновании 100-летия города Екатеринослава «еврейское население отпраздновало, вместе с русским, столетие своего существования, как общины».

В 1887 г. Х. Вербов указал, что при праздновании 100-летия города Екатеринослава «еврейское население отпраздновало, вместе с русским, столетие своего существования, как общины». Это утверждение про единовременность возникновения городской общины и городской еврейской общины в 1787 г. вроде бы никто не ставил под сомнение и не опровергал. Тем не менее, на сегодняшний день считается, что своим возникновением община обязана указу Екатерины II от 23 декабря 1791 г. (3 января 1792 г.), утвердившему черту оседлости и разрешившему евреям постоянное проживание на территории Екатеринославского наместничества. Правда, переселение евреев на территорию наместничества шло ещё при князе Г.А. Потемкине, который, не обращая серьёзного внимания на юридические тонкости, опирался на указ 1769 г. разрешающий евреям-военнопленным поселение на территории Новороссийской губернии.

 По обстоятельствам времени, городская еврейская община могла возникнуть во второй половине 1770-х гг., вскоре по ликвидации Запорожской Сечи. А местом её возникновения был бывший паланочный центр Войска Запорожского, местечко и временный центр Саксаганского уезда (с 1783 г. – уездный город Новокодацкого уезда) Новороссийской губернии Новый Кодак. На сегодняшний день мы не имеем документального подтверждения возникновения еврейской общины в Новом Кодаке. Единственным и важнейшим объектом подтверждающим место её возникновения являются сведения о Новокодацком еврейском кладбище.

 

Основные сведения о данном кладбище были опубликованы в короткой заметке анонимного автора в 1887 г. в четвертом номере «Екатеринославского юбилейного листка», которую, пожалуй, уместно привести полностью. «Старое еврейское кладбище, находящееся в пригородном селении Новые-Кайдаки, только изредка посещается старожилами – евреями, бывающими на могилах своих предков. Судя по количеству могил, которых насчитывается больше тысячи, нужно полагать, что евреи составляли значительный элемент местного населения в первой половине текущего столетия, так как на новом кладбище начали хоронить только в начале сороковых годов. Из всех памятников на старом кладбище сохранилось только десять, между коими древнейший уже полуразрушенный, на котором с трудом можно было разобрать надпись, относится к 1812 г. Следующий по древности помечен 1824 г. Три памятника помечены 1830 г., все же остальные относятся к позднейшей эпохе. Кладбище это имеет в ширину двадцать три, а в длину тридцать три с половиною сажени. Оно только с одной стороны огорожено деревянным забором, остальные же стороны окопаны рвом, что не вполне достаточно ограждает его и может дать повод злоумышленникам издеваться над прахом усопших, несмотря на то, что на кладбище имеется сторож – христианин, получающий незначительную месячную плату. Обращаем на это обстоятельство внимание влиятельных членов екатеринославской еврейской общины».

 Несколько карт второй половины XIX – начала ХХ вв. позволяют достаточно точно указать размещение кладбища на местности. Располагалось оно к юго-западу от Нового Кодака на склоне Криничной балки, почти на границе села Диевки. Сейчас ближайшими к его территории улицами являются Роменская и Черноморский тупик.

 Как отмечено в заметке это кладбище до начала 1840-х гг. использовалось как городское еврейское кладбище. Причиной закрытия кладбища стала его отдаленность от тогдашнего города и неудобства в содержании, поскольку самостоятельной еврейской общины в Новом Кодаке в этот период уже давно не существовало. В 1890-х гг., при возникновении новой Новокайдацкой еврейской общины на кладбище возобновили захоронения. Закрыто оно было примерно в середине 1930-х гг. Ни одного имени похороненных на этом кладбище достоверно не установлено.

 Перемещение еврейской общины из Нового Кодака в Екатеринослав завершилось на рубеже XVIII – XIX вв. Но только в 1838 г. община обратилась к властям с ходатайством о выделении земельного участка вблизи города для размещения городского еврейского кладбища. Участок был выделен уже весной 1839 г. и располагался к югу от города, на склоне Жандармской балки. Причем одновременно с еврейским в составе кладбища был определен и караимский погребальный участок (землю для него приобрел купец Ромули, похороненный здесь уже в 1843 г.). В 1884 – 1885 гг. и еврейское и караимское кладбища были расширены. А еще позже, в 1890 г., здесь был выделен и участок для первого в городе мусульманского кладбища. В начале ХХ в. эти три отдельных кладбищенских участка составляли единую территорию «Старого еврейского кладбища», окруженную со всех сторон новыми городскими улицами (современные улицы Дарвина, Уездная и Курганская).

 Кладбище содержалось на счет средств погребальных обществ города, сумм коробочного сбора и пожертвований. В 1893 г. при кладбище был открыт молитвенный дом «Бейт Гахаим» для которого в 1899 г. выстроено специальное каменное здание. Есть сведения, что на кладбище было несколько семейных участков. В 1870-х гг. был создан воинский участок для солдат-евреев, проходивших службу в частях местного гарнизона.

 Подробных описаний кладбища не сохранилось. В начале ХХ в. внимание исследователей привлекала только могила юриста и ученого И.Г. Оршанского (1846 – 1885). Правда, не столько из-за его работ по еврейской истории, сколько потому, что мраморный надгробный памятник был выполнен скульптором И.Я. Гинзбургом по модели М.М. Антокольского. Достойными упоминания считались также могилы писателей Г. Богрова и Н. Наумова-Когона. Намного менее известной была могила основателя первого постоянного городского театра А.И. Луцкого.

 Уже в 1898 г. правление еврейской общины уведомило городские власти о отсутствии мест для захоронений на территории кладбища. В начале 1900-х гг. кладбище было официально закрыто, хотя захоронения на семейных участках продолжались ещё и в 1920-е гг. Всего, по данным советского времени, на кладбище было похоронено около 90 000 человек. Уже после закрытия кладбища были проведены дополнительные работы по благоустройству, проведен водопровод, обустроены дорожки и построена новая каменная ограда. В конце 1900-х гг. община даже предлагала городским властям провести к кладбищу трамвайную линию.

 После гражданской войны кладбище быстро приходит в упадок. Разоряются многие могилы. Закрывается синагога. В 1930-х гг. власти несколько раз официально закрывали кладбище и даже рассматривали проект строительства на его месте университетского стадиона. Окончательно кладбище было разрушено в годы немецкой оккупации. Все кирпичные сооружения были разобраны, каменные надгробия отправлены в переработку, деревья вырублены на топливо. В 1945 г. кладбище, в очередной раз, закрывают, разрешив родственникам произвести перезахоронения. Сколько было проведено перезахоронений неизвестно. В 1947 г. этот процесс был остановлен, а в дальнейшем территория кладбища передана под строительство жилых домов офицерам-отставникам. Единственное, что сохранилось на сегодняшний день от Старого еврейского кладбища – участок кирпичной ограды в нижней части его участка.

 Как уже упоминалось, в 1898 г. еврейская община обратилась к городским властям с просьбой о выделении нового участка под еврейское кладбище. Община указывала, что за 1880 – 1890-е гг. количество евреев в городе очень сильно выросло, и, соответственно, сильно выросла и смертность (1895 г. – 733 умерших, 1896 г. – 786 умерших, 1897 г. – 822 умерших). Первоначально община просила под новое кладбище участок площадью в 10 десятин (около 12 га). Городские власти признали наличие проблемы и в марте 1900 г. выделили под кладбище участок в 7 десятин земли (около 8,5 га) вдоль Никопольской дороги (между современными проспектами Богдана Хмельницкого и Поля). Этим же решением рядом с Новым еврейским кладбищем был выделен участок в 20 десятин (около 24 га) под Новое городское (христианское) кладбище и в 1 десятину (около 1,2 га) под Новое мусульманское кладбище. Работы по благоустройству территории и первые захоронения на Новом еврейском кладбище начались уже в 1901 г. Именно на этом кладбище в 1905 г. в братских могилах были похоронены жертвы октябрьского еврейского погрома.

           В 1915 г., по ходатайству еврейской общины, территория кладбища была увеличена более чем на треть. И в этом же году состоялось открытие Нового городского кладбища. В 1920-е гг. все три кладбища: городское, еврейское и мусульманское были объединены в одно – Городское. Но, ритуальный зал на еврейском участке продолжал действовать до 1941 г. В годы немецкой оккупации еврейский участок кладбища был превращен в одно из мест массовых расстрелов и целенаправленно разрушался властями, хотя полного уничтожения, как Старое еврейское он избежал.

 В 1943 г. был создан новый участок кладбища вдоль Запорожского шоссе. В 1968 г. старые участки были закрыты и ликвидированы. В ходе разрешенных при этом перезахоронений община на свой счет перенесла на новый участок могилу, умершего в 1921 г. городского раввина П. Гельмана. А в 1980 г., когда закрывали и новый участок могила Гельмана была перенесена на Западное кладбище.

  На сегодняшний день Новое еврейское кладбище, единственное из трех городских еврейских кладбищ, от которого остались хоть какие-то следы: могила академика Л. Писаржевского на старом участке, могила архитектора А. Красносельского на новом участке, созданный из фрагментов надгробных памятников мемориал «Мацейва». Много перенесенных с его территории захоронений и надгробий сохраняются на Запорожском, Сурско-Литовском и Западном кладбищах.

 

Автор: Валентин Старостин

Источник: http://ujew.com.ua/

 

↑Новости↑